Национальный архив Республики Саха (Якутия)

Государственное казенное учреждение Республики Саха (Якутия)

Чурапчинская трагедия в годы войны

ЧУРАПЧИНСКИЕ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ

Переселение колхозников Чурапчинского района в годы Великой Отечественной войны в северные районы и перевод их в рыболовецкие хозяйства является одной из самых трагических страниц истории нашего народа.

В 1939 — 1942 гг. центральные районы Якутии подверглись жесточайшей засухе, которая охватила почти все земледельческие и животноводческие районы республики, прежде всего таежно-аласные районы, где сосредоточены значительная часть посевных культур и основная масса крупного рогатого скота и лошадей. В 1941 году погибло 12 %, в 1942 году — 32 % посевов зерновых культур. В Чурапчинском, Усть-Алданском, Мегино-Кангаласском и Амгинском районах погибли почти все всходы зерновых культур. Согласно постановлению бюро ОК ВКП(б) от 11 августа 1942 года «О мероприятиях по колхозам Чурапчинского района» 41 сельскохозяйственных колхоза района были переселены в Булунский, Кобяйский и Жиганский районы, всего переселялось 5818 колхозников, в основном женщины, старики и дети. По вине руководства республики переселение было проведено в спешке без предварительной подготовки. Получилось, что чурапчинцев вывезли перед самой зимовкой. Половину переселенцев составляли старики и дети, которые не могли работать. Переселенцев в Кобяйский район высадили в местности Таас Тумус, где их никто не встретил. Им пришлось жить в палатках. Через несколько дней переселенцев перевезли в местности Лунха и поселили в заброшенный хотон. От болезней, холода и голода на кобяйской земле навечно остались более тысячи переселенцев. (Рис1-4).

Первый капитан из якутов А.Д. Богатырев, который полвека трудился на Лене и знал все ее особенности, будучи депутатом Верховного Совета ЯАССР в своем выступлении на VI сессии ВС ЯАССР прямо указал на недостатки при организации новых поселков для переселенцев. Так некоторые из них просто ставили в местах, где нет подходящих для рыбного промысла условий, отсутствовал ход рыбы (рис.5).

В борьбе с голодом, охватившим в 1937–1947 годах 18 центральных районов и унесшем десятки тысяч жизней, один из видных руководителей республики И. Е. Винокуров несколько раз обращался к руководству с заявлением о необходимости коренного изменения политики областного комитета партии и правительства в отношении погибающего от голода сельского населения. Он отправил официальные письма заместителю председателя Совнаркома РСФСР Сухову, в ЦК ВКП(б) Маленкову, Шепилову, Микояну, Кагановичу и попросил их обсудить этот вопрос на очередном заседании ЦК ВКП(б). В своем обращении Илья Егорович писал:

Факты неправильного, ошибочного руководства сельским хозяйством для ЦК ВКП(б) настолько убедительны, что даже не потребовалась специальная проверка.

В марте 1944 года обком ВКП(б) признал, что переселенные чурапчинские колхозы находятся в крайне тяжелом положении, и удовлетворил их ходатайства о возвращении из Кобяйского района, но порекомендовал возвращаться не в родной район, а объединяться с колхозами Мегино-Кангаласского и Намского районов. Однако почти все колхозники вернулись в свои аласы. Такие же решения вышли в 1946 году в отношении переселенных в Жиганский район, а в 1947 году —  переселенцев в Булунский район.

Партийное руководство республики считало переселение вынужденным, и на тот момент оправданным шагом, т.к. из-за сильной засухи в центральных районах населению грозил голод, к тому же выполнялось постановление ЦК ВКП (б) и Совмина СССР  1942 г.  «О развитии рыбных промыслов в бассейнах рек Сибири и Дальнего Востока». Но переселение было осуществлено без всякой подготовки, непродуманно, поспешно, без всестороннего учета последствий, что и привело к трагедии.

Несмотря на трудности и лишения, чурапчинцы внесли значительный вклад в дело Победы. В итоге из 41 переселенного колхоза всего лишь 15 смогли возобновить хозяйствование на своей территории. Особенно трудно было с приобретением скота. Колхозники вынуждены были покупать все втридорога. В демографическом плане Чурапчинский район получил страшный удар. Численность жителей района сократилась с 16 964 до 7939 в 1943 году. Довоенная численность населения была достигнута лишь спустя 46 лет, в 1985 году.