Национальный архив Республики Саха (Якутия)

Государственное казенное учреждение Республики Саха (Якутия)

Героический труд якутян в годы Великой Отечественной войны

Героический труд якутян в тылу внес огромный вклад в победу в Великой Отечественной войне.

ЦИТАТА: «Мы должны исходить из того факта, что фашистская Германия является сильным и обнаглевшим врагом. Эта наглость и самоуверенность обусловлены разгромом и захватом ряда европейских стран. У нас ни на одну минуту не может быть сомнения в конечных результатах этой борьбы. Наша Красная Армия при помощи всего советского народа и под руководством нашей партии, безусловно, разгромит этого зарвавшегося врага, но это дело не будет легким, победа от нас требует напряжения всех сил и средств.» — I секретарь Якутского ОК ВКП (б) И.Л. Степаненко.

На IV  пленуме Якутского областного комитета ВКП (б), проходившем 23-26 июня 1941 г., I секретарь Якутского ОК ВКП (б) И.Л. Степаненко выступил с речью о необходимости перестройки работы всех отраслей промышленности на военный лад и задачах трудящихся республики в условиях военного времени. И тыл на протяжении всей войны вкладывал героические усилия, чтобы помочь армии разгромить вероломного врага.

За много тысяч километров от линии фронта люди жили одной мыслью приблизить Победу, отдавая все силы и средства на помощь фронту. Смыслом жизни для них стал лозунг «Все для фронта! Все для Победы!».
Уже в конце 1941 г. Якутия направила для фронта: «наличными 10867 тыс. руб. Сдано облигаций госзаймов всего на сумму 26169 тыс. руб. Послано на строительство колонны танков 2173 тыс. руб., реализовано билетов денежно-вещевой лотереи 6668 тыс. руб., что составило 133,9 %. Натуральное поступление в фонд обороны составило: серебра -337,3 кг., золота-1971 г., продовольственного зерна-542,0 ц., фуража — 258,0 ц., рыбы — 293,0 ц, пушнины всего -338,0 шт.”.

Якутяне-колхозники в сельских районах трудились на сельскохозяйственных работах по уборке урожая, на сенокосе, на добыче рыбы, пушнины, ремонтировали дороги и мосты, выполняли и перевыполняли государственные поставки продуктов сельского хозяйства: мяса, масла. Широко развернулась кампания по сбору теплых вещей, цветных металлов в Фонд обороны и для Красной Армии, помощи семьям военнослужащих, населению территорий освобожденных от оккупации и др.

6 января 1942 г. вышло постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) «О развитии рыбных промыслов в бассейнах рек Сибири и на Дальнем Востоке» для нужд фронта. Реализация данного постановления должно было увеличить вылов рыб в этих регионах и, тем самым,  быстро возместить прекращение рыбодобычи на территориях, попавших под оккупацию, обеспечить рыбой армию и  население страны. С  Якутский государственный рыбтрест был реорганизован в трест союзного значения, который в короткий срок организовал 240 рыболовецких бригад при колхозах с 2100 рыбаками. По всей Якутии прошла широкая трудовая мобилизация по добыче рыбы. Только в 1942 г. в республике было мобилизовано на добычу рыбы 7732 человек, организованы 14 рыбзаводов (9 из них на севере республики). Всего за годы войны было создано 34 специализированных рыболовецких колхоза. 11 августа 1942 г. вышло постановление бюро Якутского обкома ВКП (б) «О мероприятиях по колхозам Чурапчинского района» о переселении 41 колхоза Чурапчинского района в северные районы для организации рыбодобычи. Одной из причин массового переселения колхозов были последствия страшной засухи в Якутии на протяжении 1939-1942 гг., от которой очень сильно пострадали центральные и вилюйские районы. Ко всем бедам сельского населения республики прибавились тяготы и страдания, связанные с началом Великой Отечественной войны. Однако, в результате этого поспешного и плохо организованного переселения (так переселенец должен был взять с собой не более 16 кг груза, включая продуты) произошла страшная трагедия. На севере от голода, холода, тяжелейших условий работы умерли тысячи чурапчинцев.

Посредством призывов и трудовых мобилизаций молодежь республики постоянно пополняла число рабочих, ушедших на фронт. Они были призваны на учебу в школы ФЗО, ремесленные и железнодорожные училища, на сельскохозяйственные и временные работы.

Якутия явилась поставщиком олова, слюды, которые были ценнейшим сырьем для оборонной промышленности страны. Якутия поставила на службу фронту свои лесные богатства, увеличив заготовку древесины до 1 млн. куб. м. Возросла добыча золота, представлявшего собой один из источников увеличения валютного фонда нашей Родины.

После войны 59  тысяч тружеников тыла Якутии были награждены медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг».

В годы войны решением республиканского Комитета по рабочей силе и Якутского военного комиссариата из Якутии на трудовой фронт было мобилизовано около 10 тысяч человек, признанных годными к нестроевой. По заданиям ГКО и СНК СССР военнообязанных направляли работать на производство Наркомата обороны. За пределы республики на трудовой фронт были мобилизованы 3040 человека. Призванные военнообязанные годные к нестроевой службе работали на военных заводах Сибири, Урала (Челябинском тракторном заводе), несли охрану военных объектов, восстанавливали народно-хозяйственные объекты в освобожденных городах России, Украины, Белоруссии, стран Прибалтики. Объезжали лошадей на конезаводах Монголии и Бурятии и перегоняли их на фронт.

Мобилизованные военнообязанные работали на угольных шахтах Сангара, Кангалассах, Эге-Хая, Иркутска, Читы, по разгрузке и погрузке грузов в портах Тикси, Киренске, Осетрове, Диксон, Нордвик по линии Северо-Якутского речного пароходства, Главного управления Северного морского пути, Ленского речного пароходства, на строительстве стратегических объектов авиатрассы Якутск-Красноярск по линии Якутпромстройтреста. 

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. явилась для Якутии, как и для всей страны, тяжелым и жестоким испытанием. Якутия понесла самые тяжелые демографические потери. Война стала кульминацией демографического кризиса, разразившегося еще до ее начала в 1938 г. и в связи с продолжавшимися засухой до 1944 г. За годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в тылу умерло по разным причинам 58962 человек, из них в сельской местности 43364.

Чурапчинская трагедия в годы войны

Переселение колхозников Чурапчинского района в годы Великой Отечественной войны в северные районы и перевод их в рыболовецкие хозяйства является одной из самых трагических страниц истории Якутии.

В 1939-1942 гг. центральные районы Якутии подверглись жесточайшей засухе, которая охватила почти все земледельческие и животноводческие районы республики, прежде всего таежно-аласные районы, где сосредоточены значительная часть посевных культур и основная масса крупного рогатого скота и лошадей. В 1941 г. погибло 12 %, в 1942 году — 32 % посевов зерновых культур. В Чурапчинском, Усть-Алданском, Мегино-Кангаласском и Амгинском районах погибли почти все всходы зерновых культур. Согласно постановлению бюро ОК ВКП (б) от 11 августа 1942 г. «О мероприятиях по колхозам Чурапчинского района» 41 сельскохозяйственных колхоза Чурапчинского района были переселены в Булунский, Кобяйский и Жиганский районы, всего переселялось 5818 колхозников, в основном женщины, старики и дети. По вине руководства республики переселение было проведено в спешке без предварительной подготовки. Получилось, что чурапчинцев вывезли перед самой зимовкой. Половину переселенцев составляли старики и дети, которые не могли работать. Переселенцев в Кобяйский район высадили в местности Таас Тумус, где их никто не встретил. Им пришлось жить в палатках. Через несколько дней переселенцев перевезли в местности Лунха и поселили в заброшенный хотон. От болезней, холода и голода на кобяйской земле навечно остались более тысячи переселенцев. (Рис. 1-4).

Первый капитан из якутов А.Д. Богатырев, который полвека трудился на Лене и знал все ее особенности, будучи депутатом Верховного Совета ЯАССР в своем выступлении на VI сессии Верховного Совета ЯАССР прямо указал на недостатки при организации новых поселков для переселенцев. Так некоторые из них просто ставили в местах, где нет подходящих для рыбного промысла условий. (Рис. 5).

Для борьбы с голодом, охватившим в 1937–1947 гг. 18 центральных районов и унесшем десятки тысяч жизней, один из видных советско-партийных и государственных деятелей республики председатель Совнаркома Якутской АССР Винокуров И.Е. несколько раз обращался с официальными письмами к руководству страны, к заместителю председателя Совнаркома РСФСР Сухову, в ЦК ВКП (б) Маленкову, Шепилову, Микояну, Кагановичу, с заявлением о необходимости коренного изменения политики областного комитета партии и правительства в отношении погибающего от голода сельского населения Якутии. Он просил обсудить этот вопрос на очередном заседании ЦК ВКП (б). В своем обращении Илья Егорович писал: — «Факты неправильного, ошибочного руководства сельским хозяйством для ЦК ВКП (б) настолько убедительны, что даже не потребовалась специальная проверка».

В марте 1944 г. Якутский обком ВКП (б) признал, что переселенные чурапчинские колхозы находятся в крайне тяжелом положении, и удовлетворил их ходатайства о возвращении из Кобяйского района. Но рекомендовал возвращаться не в родной район, а объединяться с колхозами Мегино-Кангаласского и Намского районов. Однако почти все колхозники вернулись в свой родной район. Такие же решения вышли в 1946 г. в отношении переселенных в Жиганский район, а в 1947 г. — переселенцев в Булунский район.

Партийное руководство республики считало переселение вынужденным, и на тот момент оправданным шагом, т.к. из-за сильной засухи в центральных районах населению грозил голод, к тому же выполнялось постановление ЦК ВКП (б) и СНК СССР  от 6 января 1942 г.  «О развитии рыбных промыслов в бассейнах рек Сибири и Дальнего Востока». Но переселение было осуществлено без всякой подготовки, непродуманно, поспешно, без всестороннего учета последствий, что и привело к трагедии.

В послевоенное время из 41 переселенного колхоза всего лишь 15 смогли возобновить деятельность на своей территории. Колхозы испытывали большие трудности с восстановлением материально-технической базы. Особенно трудно было с приобретением скота. В демографическом плане Чурапчинский район получил страшный удар. Численность жителей района сократилась с 16 964 до 7939 в 1943 г. Довоенная численность населения района была достигнута лишь спустя 46 лет, в 1985 году.