Национальный архив Республики Саха (Якутия)

Государственное казенное учреждение Республики Саха (Якутия)

Чучуна – снежный человек Якутии

В легендах и преданиях многих народов мира рассказывается о мифических диких людях, покрытых шерстью, которые обитают в труднодоступных горных и лесных местностях. «Снежный человек», «йети» – под таким названием они известны всему миру. Среди сторонников его существования есть мнение, что это сохранившийся до наших дней первобытный человек – неандерталец или один из видов древних гоминидов.

Почти сто лет идут попытки отдельных исследователей и ученых доказать, что снежный человек существует. Все время находятся очевидцы –  охотники и местные жители, которые сообщают об обнаружении таинственных существ, организовываются исследовательские экспедиции и т.д.

И у нас в Якутии в фольклоре якутов и народов Севера есть предания о «диких людях» – «чучуне», «муленах», «бродячих чукчах», «убегающем человеке». По мотивам этих преданий в начале 1980-х Николаем Абыйчанином была написана книга «Чучуна и Суланя», которая была очень популярна в свое время.

В Национальном архиве Республики Саха (Якутия) хранится интересный документ, датируемый 9 марта 1929 г., в котором говорится о загадочных чучуне и муленах. Это выписка из протокола заседания комиссии по выявлению и изучению памятников природы и старины при Западно-Сибирском отделе Государственного русского географического общества.

В документе говорится о докладе профессора П.Л. Драверта и студента Сибирского Института сельского хозяйства и лесоводства Д.И.Тимофеева «Люди-мулены и чучуна по сказаниям тунгусов и якутов».

Докладчики сообщили присутствующим о распространенных среди якутов и тунгусов мнениях о существовании в горах Джугджура и в северных горных хребтах Якутии какого-то загадочного народа, известного у якутов и аяно-нельканских тунгусов именем «муленов», а у тунгусов низовьев Яны – под именем «чучуна». О случайных встречах с ними людей, в основном охотников, известно из непроверенных рассказов. По ним мулены и чучуна рисуются как люди, стоящие на очень низкой ступени развития, живущие в одиночку, иногда в пещерах гор, одевающихся в примитивную одежду из звериных шкур, вооруженных копьем, луком со стрелами и массивным, грубо сделанным железным ножом. К поясу привешивается огниво. Иногда «мулены» и «чучуна» нападали на охотников и редких путников в районе их обитания – незаметно, как зверь, прокрадываясь к ним на близкое расстояние и выпуская в них одну за другой весь запас своих стрел. При своих нападениях «мулен» обычно издавал пронзительный свист, который устрашающе действовал на психику подвергающегося нападению. По словам докладчиков, отсутствие данных о существовании этого загадочного народа, если действительно это особый народ, а не просто одичавшие, психически больные или по каким-либо другим причинам удалившиеся из общежития представители существующих народностей, объясняется, еще и тем, что, в силу суровых законов жизни Крайнего Севера, столкновение с муленами кончалось обычно смертью одного из встретившихся, и поэтому якуты или тунгусы весьма редко рассказывали о своих встречах с муленами и чучуна, опасаясь ответственности за их уничтожение.

Заслушав докладчиков, комиссия постановила обратить внимание исследовательского общества «Саха Кэскилэ» в Якутске на желательность сбора и проверки сведений о муленах и чучуна. И что наибольший материал по этому вопросу может предоставить население в районе Джугджур и по Аяно-Нельканскому тракту. А также снестить по данному вопросу с Якутской секцией Восточно-Сибирского отдела Государственного Русского географического общества.

Этот документ, безусловно представляет определенный научный интерес, т.к. несет в себе сведения о верованиях якутов и тунгусов. Профессор Драверт был сторонником существования «диких людей» и опубликовал в 1933 г. большую статью «Дикие люди мулены и чучуна» в журнале «Будущая Сибирь, в которой обобщил данные о «диких людях». Эта гипотеза в то время имела обоснование, т.к. Советский Союз занимал огромную территорию большая часть которой находилась в труднодоступных лесных и горных областях, в которых, возможно, сохранились таинственные «дикие люди». 

Стоит отметить, что в Советском Союзе на государственном уровне занимались поисками снежного человека. В 1957 г. было проведено заседание президиума Академии наук СССР с единственным пунктом повестки «о снежном человеке». Была организована специальная комиссия, в ее составе были известные ученые – геолог, член-корреспондент АН СССР С. В. Обручев, антрополог М.Ф. Нестурх, ботаник К.В. Станюкович, Нобелевский лауреат по физике академик И.Е. Тамм, академик А.Д. Александров и др. Наиболее активными членами комиссии были врач-хирург Мария-Жанна И. Кофман и историк Б.Ф. Поршнев. Согласно рабочей гипотезе, которой руководствовалась комиссия, снежный человек – это доживший до нашего времени представитель деградировавшей ветви неандертальцев.

В 1958 г. на Памир отправилась экспедиция по поискам снежного человека – йети. Экспедиция включала зоологов, ботаников, этнографов, геологов, картографов, а также местных жителей – проводников и охотников. Участники экспедиции использовали служебных собак, натасканных на запах шимпанзе. Однако, никаких признаков существования йети найдено не было, но ученые сделали большое число других открытий, например, нашли стоянку неолитического человека. После этого, Академия наук официально закрыла тему изучения снежного человека. Работа комиссии была свернута.

К сожалению, в настоящее время официальная наука не подтверждает существование «снежного человека», представления о нем учеными в основном рассматриваются как один из современных мифов. Но тема снежного человека продолжает будоражить наши умы. В информационной среде нет да и всплывут новости о нем.

Казаев Андрей Васильевич
главный архивист отдела
использования документов
Национального архива
Республики Саха (Якутия)